Вниз страницы

Marauders: Flores Bellum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: Flores Bellum » Флешбек » The beginning


The beginning

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Время: 12.02.1979

Место: Косой переулок

Участники: Гай Лестрейндж, Лорд Волдеморт, Беллатриса Лестрейндж; Рудольфус Лестрейндж и Рабастан Лестрейндж по желанию

Предыдущие эпизоды: -

Возможно ли вмешательство: амс в роли Олливандера и посторонних посетителей

Краткое описание: Поход с крестником к Олливандеру

Предупреждения: в случае необходимости будут подписаны

0

2

К своим обязанностям крестного Темный Лорд относился с достаточным вниманием, чтобы последние семь лет, ровно за двое суток до дня рождения Гая, вспоминать о существовании юного Лестрейнджа. Стоит это признать, Тому была не чужда забота: ему нравилось подбирать подарки своему окружению и его наследникам (а приходить в дом, где есть дети, без подарков для малышей просто невежливо). Это был не только приятный, но и интересный опыт, который можно было повторять из праздника в праздник.
Вчера за обедом он обещал Гаю, что это будет особенный день. Мысль о подарке не была спонтанной – Том знал, что для каждого юного волшебника может сравниться с заветным письмом в Хогвартс, и, глядя на сына Беллатрисы, не сомневался, что мальчик пришел к тому состоянию ума и любознательности, чтобы этот подарок, наконец, принять. Волдеморт не стал заранее рассказывать ребенку, чем закончиться прогулка: удовлетворение любопытства – не менее важная половина подарка.
Они аппарировали в Косой переулок, и их поглотил гомон оживленной толпы покупателей, зевак, торговцев и зазывал. Пестрые краски самой известной волшебной торговой улицы Лондона не тускнели ни зимой, ни осенью – разноцветные витрины, навесы, начищенные до блеска вывески и разнообразные предметы магической утвари делали это место незабываемым и желанным для каждого ребенка. Изобилие, сравнимое с многоцветием конфет Берти-Боттс.
Том на минуту достал палочку и провел руками по лицу, чувствуя неприятное покалывание под пальцами: иллюзия, ложная личина. Он не хотел быть узнанным. Пока. Если бы посетители Косого переулка и обратили на него внимания, они бы заметили рядом с мальчиком обычного неприметного волшебника-клерка с совершенно незапоминающимся лицом. Для Гая, Беллатрисы и братьев Лестрейндж его визуальное воплощение никак не изменилось.
Сколько Гаю лет? – он сощурился, внимательно глядя на мальчика. – Ах да, восемь. Ему исполнилось восемь.
- Нам придется немного прогуляться.

Отредактировано Lord Voldemort (2016-05-27 17:06:44)

+2

3

Прогуляться? Немного? Да пожалуйста. Ради крёстного Гай был способен на всё, что угодно: даже на то, чтобы прогуляться немного. Хотя, конечно, долгая прогулка была бы намного приятнее, но он был уже не маленький и понимал, что у крёстного и родителей есть дела и поважнее долгих прогулок с детьми.
День уже был особенный - не каждый год ходишь куда-нибудь с самим Тёмным Лордом, пока тебе не исполнилось семнадцать. И всё же в глубине души мальчика трепыхалось взволнованное ожидание чуда, в которое верят даже дети волшебников. А вдруг? Вдруг будет что-то такое, что можно потом будет рассказывать всем, кто захочет слушать: от домовых эльфов до Барти Крауча.
- Восемь,- подтвердил он, внимательно следя за движениями крёстного.- А куда мы пойдём?
Косой переулок Гай знал, как свои пять пальцев. Будучи практически лондонцем, он бывал здесь несколько раз в неделю, и был бы рад показать крёстному Лорду все свои любимые места. Но взглянув на него, Гай понял, что маршрут их уже намечен и сворачивать с него они вряд ли соберутся.
И всё же. Чем Тёмный Лорд собирается удивить его в Косом переулке?
Гай бросил вопросительный взгляд на маму, словно надеясь на подсказку. Но по её лицу невозможно было догадаться, что эти взрослые задумали.
И от этого было ещё взволнованнее на сердце!

+2

4

- Мы пойдем туда, где ты еще не был, - усмехнулся Темный Лорд.
Гай шагал по улице бодро, уверенно, легко, явно хорошо знакомый с этим местом. В этой уверенной легкости было что-то общее с самой Беллатрисой – сын впитал черты обоих родителей: и любознательность и острый ум матери, и более уравновешенный темперамент отца.
- Где ты обычно бываешь в Косом переулке? – спросил он у младшего Лестрейнджа. Волдеморту хотелось пройтись с крестником, узнать, чем живет этот ребенок в свои восемь лет. Их судьбы никогда не смогли бы сравниться, но жизнь Гая он наблюдал очень избирательно, и сейчас ему было любопытно. – В Сладком Королевстве? Или, может быть, в Зонко? Или… - он внимательно посмотрел на мальчика, и его губы чуть дрогнули в лукавой улыбке, - в Лютном Переулке?
Они остановились перед лавкой волшебных палочек мистера Олливандера, и Темный Лорд зашел внутрь, придерживая дверь для Беллатрисы и Гая. Дверной колокольчик прозвонил дважды - и затих.
Коробки с запакованными палочками стояли здесь повсюду в соответствии со своим, одному владельцу ведомым, распорядком. С момента своего одиннадцатилетия Том бывал здесь только один раз – когда узнавал об артефактах, связанных с основателями. С тех пор лавка нисколько не изменилась. Из коридора послышались шаги: Олливандер спешил к покупателям.

+3

5

Палочка юному волшебнику необходима, это факт. Но нужна ли она ребенку? С одной стороны, Белла была категорически против – она, как и любая мать, очень не хотела видеть, что ее сын взрослеет. Да и, если честно, она с трудом могла представить, что ее чадо может сотворить, если ему станет скучно. Вероятность того, что с очередного собрания она вернется на пепелище, оставшееся от поместья катастрофически возросла.
Женщина краем глаза проследила за манипуляциями Темного Лорда. Догадаться, что он решил скрыть свое лицо несложно. Никто не хочет привлекать лишнего внимания, особенно с ребенком. А вот Гай, кажется, был в восторге, предвкушая подарок.
- Если вас интересует мое мнение, как матери, я все еще считаю это не самой лучшей идеей. – Отозвалась волшебница, вежливо улыбаясь и держа сына за руку. Пожалуй, как бы она не хотела это показывать, не волноваться за сына невозможно. Особенно зная, как он любит
Безусловно, с другой стороны, практика до Хогвартса лишней не будет, да и...обучить его простейшим защитным чарам казалось неплохой идеей, в свете сложившихся обстоятельств. Кто  знает как далеко может зайти Дамблдор, если узнает, что она поддерживает Волдеморта.
Оставалось только надеяться, что после получения своего подарка, он будет очень осмотрителен и шкодливость, вкупе с детским любопытством, не возьмет верх.
- Гай, просто обещай мне, что ты будешь осторожен, хорошо? – Улыбнулась Беллатриса переводя взгляд с Темного Лорда на сына.

+2

6

Гай прямо весь засветился от радости, что может показать крёстному свой любимый Лондон. Тёмный Лорд явно был здесь в первый раз. Ну или во второй, потому что про Лютный переулок он всё-таки знал.
- Вот здесь аптека,- принялся он рассказывать крёстному всё, что знал сам,- мы здесь покупаем компоненты для зелий. И для того, что я вам подарил, мы тоже всё купили здесь. Только котёл вон там, в магазинчике напротив. Маленький такой, серебряный. Я его сам выбрал. А вот здесь кафе-мороженое. Вы любите мороженое? Здесь такое фисташковое мороженое с кремовым сиропом, оно вам обязательно понравится! Попробуйте когда-нибудь, когда будете проходить мимо.
"А лучше прямо сейчас и вместе со мной,"- подумал он, но не сказал этого вслух. Ещё чего не хватало - выпрашивать мороженое у крёстного, будто его мама не могла купить.
- А вот тут продаётся всё для квиддича, и мётлы тоже,- продолжал мальчик взахлёб.- Только снитчи здесь какие-то, постоянно исчезают и исчезают. Теряются. А вот тут сов продают. Когда я поступлю в Хогвартс, мне купят собственную сову. А у вас была своя сова? Как её звали?
Не обошёл Гай вниманием ни "Флориш и Блотс", где они с гувернёром покупали книги каждую неделю, ни магазин, где мама то и дело покупала себе мантии, ни Гринготтс, в котором много денег, драгоценностей и гоблинов. Не так уж часто ему можно было не закрывать рта в присутствии взрослых.
- Лютный переулок вот здесь,- объяснял Тёмному Лорду мальчишка, почему-то взглянув на маму.- Но одному мне туда нельзя. Там может быть опасно, а у меня палочки нет.
Но по мере того, как они подходили к концу улицы, Гай говорил всё тише и меньше. А когда Тёмный Лорд остановился у лавки Олливандера, голос мальчика дрогнул и умолк.
"Неужели? Нет, не может быть!.."
Гаю очень хотелось ухватиться за руку крёстного и умолять не слушать маму, но в горле почемуто пересохло, и голос не слушался. Да и вряд ли мнение ребёнка могло повлиять на мнения двух взрослых. Гай нахохлился и отчаянно, изо всех сил, кивнул маме головой.
Но ведь, но ведь Олливандер всё равно не продаст ему палочку. Маленький Лестрейндж никак не выглядел на одиннадцать лет, а закон Министерства Магии не допускал разночтений.

+2

7

Неисчерпаемый энтузиазм, с которым маленький Гай рассказывал о Косом переулке, пожалуй, сослужил свою службу – сын еще слишком молод, чтобы расплачиваться за неосторожную заботу матери, а круциатус во время мирной праздничной прогулки стал бы наказанием для обоих, а не только для одного.
Ты предлагаешь мне выслушать твое неодобрение? – спросил он невербально, задержавшись взглядом на глазах Беллатрисы. Где-то рядом нахохлился маленький Гай, и хлопнул ящик стола, который закрыл подошедший владелец лавки – слегка шаркающие шаги, вежливый полупоклон посетителям.
- Я могу вам чем-то помочь? – отвлек его голос Олливандера, и Волдеморт перевел взгляд на старика. В благоразумии Беллатрисы он не сомневался, теперь же следовало успокоить человека, всю жизнь служащего благу магии и волшебства. Лавочник складывал впечатление человека, совершенно увлеченного собственным делом: всклокоченные седые волосы, ясные голубые глаза, немного отрешенное, но безмерно доброе выражение лица. Стоя за станком и за кассовым аппаратом, этот человек год за годом пропускал через себя поколения британцев, помогая им сделать первый шаг в свое магическое будущее, открывая возможности. Харон перевозил души умерших через реку забвения, этот же человек – был спутником детям в мир школы, взросления и ответственности.
Темный Лорд улыбнулся, проникая старцу в душу, чувствуя, как пошатнулось чужое сознание в довольно ощутимой, сильной попытке сопротивления. Олливандер оказался намного более могущественным волшебником, чем это можно было представить со стороны, но сопротивление было сломлено. Империо!
Том не видел смысла вредить старику – получив палочку, он сотрет эти воспоминания, заменив их более удобными для всех присутствующих.
- Вы ведь поможете нам выбрать палочку для молодого джентльмена, верно?

Отредактировано Lord Voldemort (2016-06-11 17:04:29)

+2

8

Белла поджала губы, опуская взгляд. Она никогда не замечала за собой подобных выпадов. Но когда речь шла о сыне, как бы она не пыталась спрятаться за привычной маской безразличия, она все равно боялась. Она и Рудольфус отдавали себе отчет во что вмешались и шли на риск осознанно. Гай же был втянут в эту войну по праву рождения и если мракоборцы или орден попытаются воспользоваться им, если они узнают кто на самом деле его родители…
Волшебница качнула головой, хмурясь.
Прошу простить мне мою несдержанность, повелитель. – Так же мысленно отозвалась Лечтрейндж, хмурясь ещк больше. Волдеморт, без сомнения, если можно так выразиться, слышал ее. И, оставалось только надеяться, что эта выходка будет списана на чрезмерную заботу о своем чаде. Впрочем, ни одна мать не сочтет свою заботу о сыне чрезмерной.
Она просто не может себя контролировать, если речь идет о ее сыне. И с этим она ничего поделать не может.
В лавке Олливандера она заняла место у двери, присматривая, чтобы нежданные посетители не решили испортить веселье.
Женщина перевела взгляд на буквально светящегося от счастья мальчика и, присев, чтобы быть с ним на одном уровне.
- Обещай мне, радость моя, что будешь очень осторожен. – Выдохнула Беллатриса, едва коснувшись, щелкнула сына по носу. – Ты у нас совсем взрослый, а значит будешь осмотрительным, правда?
Все таки, не волноваться за своего ребенка невозможно. И явись сейчас хоть кто-нибудь в лавку, он непременно спровоцирует ее на несколько не самых приятных заклятий. Чтобы защитить Гая, Белла пойдет на все. И все же, ей гораздо больше бы понравилось, если бы Темный Лорд решил купить ему палочку за границей. Это позволило бы избежать множества проблем.

+2

9

Ясный взгляд Гаррика Олливандера потускнел и уперся в Гая, силясь увидеть, кажется, самую суть мальчика сквозь пелену заклятия подвластия.
- Посмотрим, посмотрим… - задумчиво проговорил человек, знавший свое дело слишком хорошо.
Узловатыми морщинистыми руками он провел по коробкам с волшебными палочками, как слепой пытается нащупать желаемое – и не может. Интуиция вела его от одной этикетки к другой.
- Пальма? Бамбук? - бормотал он себе под нос, нащупывая нужную ниточку. - А сердцевина? Перья или когти, что же подойдет лучше?..
Его поиск продолжался до тех пор, пока из бесконечного числа коробков не были извлечены две волшебные палочки.
- Попробуйте эти, мистер Лестрейндж. Вы ведь сын Беллатрисы, верно? С вашей мамой я был уверен: орех, сердечная жила дракона – бесстрашие, ум, ответственность, с темным налетом горечи грецкого ореха. О, это палочка могущественной темной волшебницы. А что мы сможем сказать о вас? Может быть, пальма отражает ваше жизнелюбие? Или мы сможем ожидать от вас большой гибкости, может быть даже хитрости, и тогда бамбуковая палочка с когтем дракона… - он не договорил, и в воздухе повисла многозначительная пауза.
С невероятной заботой Олливандер распаковал волшебные палочки и протянул одну из них Гаю.
Темный Лорд кивнул, внимательно наблюдая за мальчиком. Как и распределение, выбор волшебной палочки отчасти определял судьбу человека. В эти непростые для волшебников времена перемен судьба настигла Гая Лестрейнджа на три года раньше, чем этого можно было ожидать.

+2

10

Мама почему-то очень волновалась. Она никогда так не волновалась раньше, и Гай не мог понять, почему. Ведь с палочкой всегда лучше. К вспышкам его спонтанной магии, иногда довольно разрушительным, мама всегда относилась с терпением и пониманием, почему же она не хотела понять собственного сына сейчас?!
Он кивнул ещё, с не меньшим рвением, и умоляюще посмотрел на мастера палочек, уже ожидая отказа. Но почему-то Олав Олливандер не сказал ни слова против. Он смотрел на мальчика, но Гай даже не был уверен, видит ли он его. Что-то странное было во взгляде мастера палочек, словно он задумался о чём-то своём. Впрочем, со стариками это частенько случается. Дедушка тоже редко когда замечал маленького Гая.
Гай с гордостью оглянулся на маму, чтобы убедиться, что она тоже услышала, как хвалит её Олливандер. И именно эти похвалы придали ему храбрости. Невозможно было оказаться не достойным мамы. Если мастер палочек помнит всех своих клиентов столько времени, то когда будучи уже взрослым, Гай приведёт своего сына сюда, он не должен краснеть, выслушивая воспоминания старика.
- Я... я очень хочу могущественную палочку. Чтобы она в любой магии хорошо действовала,- сделав над собой усилие, подсказал мальчик.- Я ещё не знаю, что мне больше понравится. У вас есть такая палочка, мастер Олливандер?
Он зачарованно следил за священнодействием мастера. Коробок было много, очень много, и где-то среди них его палочка дожидалась, пока её найдут.
Маленький Лестрейндж ухватился за поданную ему палочку, как утопающий за соломинку.  Так, что пальцы побелели.
- Эта палочка... она моя, сэр?

Отредактировано Guy Lestrange (2016-06-18 14:23:37)

+2

11

Сопротивляться империо очень сложно, почти невозможно, если произносящий заклинание кто-то столь могущественный. Белла прекрасно понимала, что сейчас чувствует продавец волшебных палочек. Не так давно, она сама попросила Темного Лорда помочь ей научиться сопротивляться этому заклятию.
Женщина качнула головой, наблюдая за подбором палочки для сына. Пожалуй, этого момента она ждала едва ли не сильнее самого Гая, но все же ожидала этого через несколько лет. Впрочем, портить сыну веселье она не собиралась и, поймав его гордый взгляд, если быть точнее, взгляд нахохлившегося воробушка, Белла улыбнулась.
Она прекрасно помнит как получала палочку, ту самую, которая сейчас  находилась во внутреннем кармане палочки. Признаться честно, в тот день она мало чем отличалась от собственного сына, разве что к тем годам научилась скрывать нетерпение под маской холодной решимости. Но едва ли ее нетерпение тогда и интерес были уступали Гаю.
Волшебница улыбнулась, глядя как сын буквально вцепился в палочку, будто бы кто-то мог отобрать ее.
- Взмахни. – Тихо подсказала женщина, неотрывно следя за действиями сына. Помнится, с ней Олливандер угадал сразу и ему не пришлось убирать беспорядок, который она могла бы устроить.
Наверное, кто-то вроде Уизли не упустила бы возможность напомнить сыну об этикете сразу после вручения подарка. Гай прекрасно понимал кто рядом с ним находится и как себя следует вести, посему в лишнем напоминании не нуждался. В своем сыне Беллатриса не сомневалась.
Она снова бросила беглый взгляд на дверь, лишних свидетелей не хотелось и, кажется, сегодня желающих прикупить палочку не предвидится. А значит, можно расслабиться, по меньшей мере сейчас.
И тем не менее, отойти от двери она себе не позволила: не хотелось подвергать сына опасности, равно как и влезать в чью либо память без надобности.

+2

12

Олливандер, казалось, не обращал внимания ни на что кроме волшебных палочек и своего самого маленького посетителя. Всецело поглощенный процессом подбора, он многозначительно посмотрел на ребенка, когда тот заговорил о могущественной палочке.
- Если палочка выберет тебя, она будет твоей, - пояснил мастер мальчику. - Никто не сможет сразу сказать, подойдет палочка волшебнику или нет. Характер каждой палочки непредсказуем, но только ее настоящий владелец знает, как найти к ней подход. Попробуй.
И пробормотал себе под нос: «Значит, все-таки коготь дракона… так-так, очень любопытно…»
Теперь волшебная палочка оказалась в руках Гая, и оба – и Волдеморт, и пожилой Олливандер – с интересом ждали, что произойдет, когда мальчик ею взмахнет. Получится ли подобрать палочку сразу, или это будут длительные поиски?
В дверь постучали. Хорошенькая веснушчатая ведьма из Дырявого Котла с ярко-синими дыбом стоящими волосами приподнялась на цыпочки, с любопытством заглядывая через дверное окошко внутрь.
- Мистер Олливандер, вам принести обед? – спросила она. И, увидев прямо перед носом Беллатрису, от неожиданности сказала: «Ой!»

Отредактировано Lord Voldemort (2016-07-01 12:35:19)

+1

13

Взмахнуть-то было можно. Но как?
Хотя родители в большинстве случаев использовали невербальные заклинания, кое-что они, конечно, произносили вслух. Гай прекрасно знал и Люмос, и Вингардиум Левиоза, и Акцио. А ещё он знал, но не любил Нокс, Импедимента и Коллопортус.
Но движения палочки он хоть  повторял за взрослыми, но к особой точности никогда не стремился. И, как выяснилось, зря.
Мальчик взмахнул палочкой вверх, держа её строго вертикально и неуверенно пробормотал, переводя растерянный взгляд с крёстного на мастера палочек, с Олливандера на маму:
- Нокс!
Ничего не произошло. Впрочем, что может произойти при произнесении такого заклинания среди бела дня? Не успел Гай спросить это хоть у кого-нибудь, как в дверь постучали, и мальчик испуганно развернулся на каблуках к двери, мгновенно, не раздумывая, пряча палочку за спину, словно его в очередной раз застукали на месте преступления родители. Или домовые эльфы. Неважно, результат всё равно был одинаковым.
Осознав это, Гай густо покраснел и, стараясь держаться как можно более независимо, опустил руку, заведённую за спину, и снова повернулся к мастеру палочек. Он - не вор, он - покупатель.

+1

14

Волшебница поджала губы, наблюдая за сыном. Пожалуй, только за то, как он сейчас буквально светился от радости, она была готова закрыть глаза на риск, связанный с приобретением этой палочки.
Выбранное сыном заклинание вызвало улыбку на лице Беллы. Она даже собиралась было дать мальчику совет, но доносящийся снаружи голос девчонки. Все же, кое-кто умудрился испортить такой момент.
Волшебница сощурилась, открывая дверь и буквально втаскивая девчонку внутрь.
- Тебя не учили, что спрашивать что-либо через дверь невежливо? - Прошипела Беллатриса, гневно сверкнув глазами. Она бы с большим удовольствием наградила синеволосую парочкой заклинаний вроде "сonvomeo sanguis" или как минимум "glubo cuticulae". И сейчас она практически пожалела, что Рудольфуса не было с ними, супруг одним своим присутствием помогал ей держать себя в руках (за исключением тех случаев, когда жестокость будет действительно необходима), сейчас же ей понадобилось несколько долгих мгновений, чтобы прийти к одной простой мысли. Ее сыну зрелище сдираемой заживо кожи вряд ли пойдет на пользу и уж точно не будет хорошим подарком на день рождения, а воспитывать из него слепое оружие она не собиралась.
Жестокость - прекрасная черта, когда ты ее контролируешь. Посему, на этот раз, она решила ограничиться менее "яркими" заклятиями.
- Consopire! - Ядовито прошипела ведьма, сощурившись на рухнувшую на пол девчонку. Белла скривилась, наклоняясь к бессознательному телу. Перед уходом следует подчистить ей память, а пока она пусть отдохнет.
Женщина тихо фыркнула, прикрывая окно небольшой шторкой, которой сам Олливандер пользовался разве что когда закрывал лавку на ночь.

+2

15

Девушка упала на пол. Ее лицо – еще мгновение назад такое живое и непосредственное – сохранило даже в глубоком сне оттенок удивления, будто сквозь сон она тщетно пыталась понять, как же вышло, что туман усталости застал ее врасплох настолько спонтанно. Старик Олливандер вздрогнул; звук падения взрезал тишину. Он неестественно улыбнулся – и отвернулся от тела к мальчику:
- Не бойся, - сказал мастер палочек тихим неровным голосом и взял Гая за руку, в которой мальчик сжимал волшебную палочку. – Что бы ни происходило, выбор волшебной палочки – один из самых ответственных моментов в жизни. Разве может что-то его испортить?
Ровные добрые интонации, шелест слов. Он задумчиво сощурился и передал Гаю вторую палочку.
- Может быть, эта подойдет лучше? Вишня, коготь дракона, 12 дюймов. Вы выглядите застенчивым, но вместе с тем в вас есть выдержка – и, как мы видели минуту назад, - храбрость. Не многие молодые люди в вашем возрасте сообразят, что вы сами здесь не делаете ничего дурного.
Темный Лорд поморщился. У пожилого лавочника был слишком длинный язык – но, к счастью, он не был настроен портить ребенку праздник. Когда-то бывает польза и от «доброты». Впрочем, иначе быть и не могло: находясь под заклятием подвластия, Олливандер не смог бы произнести и слова, противоречащего желаниям того, кто его контролировал. Было этому объяснение и проще: в жизни все не могло происходить иначе, чем того хочет Темный Лорд.
Он незаметно и бесшумно левитировал тело с пола на стул для ожидающих посетителей в темном углу лавки, чтобы бестолковая девчонка своим присутствием не отвлекала Гая от важного процесса. За движением его руки и волшебной палочки один мимолетным взглядом проследил и хозяин заведения. Но, конечно, ничего не сказал.
- У твоего сына легкая рука, Беллатриса, - вполголоса отметил он, наблюдая за Гаем. Мальчик как раз должен был предпринять вторую попытку.

+2

16

Гай не мог поверить своим глазам. Почему мама так рассердилась на простой вопрос? Зачем она наложила на эту забавную леди с синими волосами чары? И самое главное - почему не придержала её, позволила упасть на пол? Это же больно!

Он растерянно отступил на шаг, давая спящей девушке больше места, и взглянул на крёстного. Тот оставался совершенно спокойным, и мальчик выдохнул с облегчением - значит, девушка действительно не ушиблась.  Хотя, конечно, надо было её поддержать, но мама просто не успела. Неудобно же с палочкой в руках ловить падающего человека. Можно нечаянно попасть палочкой в глаз или ещё куда.

Он повернулся к мастеру палочек и решительно высвободил свою руку из его суховатых, морщинистых пальцев, перехватил палочку поудобнее, молча сияя от гордости - ведь сам Олливандер был впечатлён его выдержкой, а уж каких только покупателей не повидал на своём веку мастер палочек.

Перед глазами мальчика всё ещё стояла мама, втаскиваюящая девушку в комнату. Гай видел эту сцену так отчётливо, что мог повторить каждое мамино движение, каждое её слово, и его охватило радостное волнение и даже азарт - сейчас у него точно всё получится!

- Consopire!- воскликнул он, старательно повторяя движение маминой палочки.
Но ничего не получилось. Опять! Гай закусил губу и неохотно протянул палочку обратно старику.

+1

17

Олливандер кивнул и, покачнувшись, закрыл глаза.
- Сейчас-сейчас, - проговорил он, причмокнув, - посмотрим…
Однако выбирать другую волшебную палочку своему юному посетителю мужчина не торопился, равно как не торопился он и забирать палочку из рук Гая. Олливандер стоял, рассеянно уперевшись в стол, и о чем-то думал, не открывая глаз. Через минуту раздалось глубокое гортанное похрапывание.
- Поздравляю с твоим первым осознанным заклинанием, Гай, - улыбнулся Волдеморт. Он не сомневался, что Беллатриса уже скорректировала память случайной посетительницы, едва не помешавшей мальчику в выборе палочки. Темный Лорд обвел взглядом помещение: Гаю удалось не разрушить прилавок и половину лавки в процессе подбора – пожалуй, это было скорее исключение, чем правило. – Теперь эта палочка действительно твоя.

+1


Вы здесь » Marauders: Flores Bellum » Флешбек » The beginning


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC