Вниз страницы
18+

Marauders: Flores Bellum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: Flores Bellum » Флешбек » Сделка с дьяволом


Сделка с дьяволом

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время:
5 ноября 1978
Место:
Особняк Лестрейндж
Участники:
Rodolphus Lestrange, Bellatrix Lestrange
Предыдущие эпизоды:
---
Возможно ли вмешательство:
По договоренности
Краткое описание:
Нет, пожалуй, ничего крепче кровных уз. Кровь так или иначе заставляет нас верить в святость своей семьи, в долг перед родными. Иногда, исполняя этот долг можно слишком увлечься, потерять контроль над происходящим
Предупреждения:

0

2

В тот холодный ноябрьский день Рудольфус вернулся домой поздно. Злой, уставший и изнуренный многочасовым сидением в кабинете, который ему выделил отец сразу же после привлечения старшего сына к семейному бизнесу, волшебник хотел поскорее поесть, и спокойно посидеть у камина с бокалом огневиски в руках.
Уже когда Дольф покидал здание, где располагалась юридическая фирма, Рэйнальф удосужился сообщить, что ближайшую неделю не планирует появляться на работе. Причины он не уточнял, но мужчина выглядел очень плохо, что позволило его сыну сделать вывод о неважном самочувствии старшего Лестрейнджа.
Сложно сказать, переживал ли Рудольфус так уж сильно из-за плачевного состояния отца. Разумеется, гибель родителя так или иначе ударит по старшему отпрыску, но можно ли было подобную обеспокоенность назвать сыновьей заботой? Или же меркантильным желанием не брать на себя ответственность за семейный бизнес? Ведь едва ли этой чести будет удостоен Рабастан.
В любом случае, едва ли на этот во многом риторический вопрос найдется однозначный ответ. Все сложно. В нашем мире все очень сложно. И только из желания упростить некоторые деликатные ситуации, не стоит лишний раз копаться в глубинных мотивах и пытаться выяснить истинные стремления некоторых людей.
В гостиной дома Лестрейнджей было тихо. Через мгновение с гулким хлопком объявился домовик, принимая из рук хозяина мантию, и с поклоном заявляя, что ужин готов.
Рудольфус коротко кивнул, направляясь в гостиную, но, вместо ожидаемой встречи с супругой,  маг очутился в пустом помещении, с длинным прямоугольным столом по самому центру. Эльф сообщил, что сын уже лег спать, что было вполне закономерно. О местонахождении жены слуга ничего не сказал.
Сервированный приборы располагались лишь у одного места, и мужчине это не понравилось.
- Где Белла? - спросил он у домовика, который уже спешил расставить на столе ароматные и дымящиеся блюда с мясом и гарниром. - Она уже поела?
Эльф замер, с виноватым видом склонив голову и прижав уши.
- Хозяйки нет дома. Она ушла почти сразу после обеда.
Помрачнев и отослав прислугу, Рудольфус принялся за трапезу, догадываясь, что вечер определенно перестает быть томным.
Где-то часа через полтора он уже успел расположиться в гостиной. Потрескивал камин, а вот за окном начался дождь, когда в коридоре наконец-то послышались уверенные шаги, поступь которых уже успела стать для Лестрейнджа очень хорошо знакомой.
В дверь появился силуэт Беллатрисы. Дольф вопросительно изогнул бровь, а на губах появилась саркастическая усмешка.
- Как прошла прогулка? - вместо приветствия заявил волшебник. - Наверное погода была очень благоприятной, что ты так припозднилась.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (2016-05-16 15:26:42)

+1

3

Белла вернулась поздно. Разговор с Сириусом затянулся, не только из-за поздравления, но и по некоторым семейным вопросам. Она все еще надеялась, что сможет образумить кузена и тогда они получат неплохого союзника. Однако, все это пока еще оставалось лишь планами, в которые верилось с каждым годом все меньше и меньше.
Но в этот раз кузен не на шутку переживал из-за Регулуса, а вернее из-за резкой смены поведения младшего из братьев. И замешаны в этом, естественно (по его версии) Пожиратели, если не сам Темный Лорд, и был уверен, что непременно Беллатриса станет следующей жертвой. Смех, да и только. Сама же Лестрейндж не видела в этом никакого смысла, но и особо разубеждать кузена не стала, опасаясь, что лишняя информация только подставит их всех под удар. Блэки вообще старались не говорить о деятельности выбранных сторон. Беседа с двоюродным братом, пусть и не несла в себе исключительно позитивный настрой, все же стала неплохим способом развеяться. При всей ее преданности идеалам и Лорду Волдеморту в первую очередь, иногда хотелось все же пообщаться с кем-либо, не втянутым в деятельность Пожирателей.
Погода была не просто мерзкой, она была отвратительной, что, вместе с настойчивыми заверениями Сириуса весьма омрачило хорошее настроение от, казалось бы, небольшого семейного торжества – дня рождения кузена, и Белла вернулась домой в менее хорошем расположении духа. Сына к Блэку она решила не брать - узнай он, что супруга вновь повела младшего из Лестрейнджей к непутевому дяде - он бы не на шутку разозлился.
Обмолвившись парой слов с домовиком, Беллатриса узнала, что и Рудольфусу сегодня пришлось задержаться. Он не испытывал особой любви к своей работе, поэтому наверняка был и без того раздражен, а ее позднее возвращение не могло не остаться незамеченным.
О том, что супруг будет не в восторге, что она вернулась настолько поздно, Белла, скорее, догадалась. И теории подтвердились сразу, едва она встретилась с ним взглядом.
- Как прошла прогулка? Наверное погода была очень благоприятной, что ты так припозднилась. – Послышался мужской голос, едва она вошла в гостиную. Женщина нахмурилась, снимая мантию и не глядя на домовика отдала одежду ему. Едва только эльф с хлопком исчез, как волшебница недовольно фыркнула.
- Здравствуй, Руди, - поприветствовала она мужа, устраиваясь в соседнем кресле. Ужинать, если честно, не хотелось. Белла успела и перекусить, и выпить с Сириусом вина по случаю его дня рождения. – Погода отвратительная, ты не мог не заметить. Извини, что не составила тебе компанию за ужином, я думала, что успею вернуться до твоего прихода.
Рассказывать совсем все Рудольфусу не хотелось – слишком долго и слишком муторно. Кроме того, она достаточно хорошо знала мужа, чтобы с уверенностью сказать – реши он, что Сириус знает слишком много о ее деятельности как Пожирателя Смерти – он постарается сделать все, чтобы если и не убить его, то как минимум максимально ограничить их общение. Впрочем, ровно это же она сама бы и сделала.
- Я заставила тебя поволноваться?

+1

4

Рудольфус сам понять не мог, с чего так разозлился — неуместные вспышки эмоций были ему совсем не свойственны, так что сегодня, пожалуй, сказывалась физическая усталость.
А еще тот факт, что Белла явно что-то скрывала и недоговаривала, и Лестрейнджу это совсем не нравилось.
Нет, до сих пор Беллатриса не давала поводов сомневаться в ее благоразумии. Супруги работали всегда слажено, не давая спуску врагам во многом именно благодаря безоговорочному доверию, что очень быстро воцарилось между ними на поле боя.
В семейной жизни, увы и ах, ситуация такой безоблачной не оказывалась.
Как и почти все Блэки, Белла отличалась тяжелым темпераментом. Сильная личность, как и сам Рудольфус, она не желала признавать в лице мужа безоговорочный авторитет. Впрочем, подобным авторитетом для них обоих являлся Темный Лорд, и только он, так что ссоры, случающиеся за закрытыми дверьми особняка Лестрейнджей, забывались сразу же, как только речь заходила об их общей цели.
Но сегодня Повелитель не призывал своих преданных приспешников, так что можно было полностью демонстрировать свое раздражение, высказывания кое-какие накипевшие мысли.
Рудольфус пока не догадывался, где Белла провела полдня, но если бы он задумался получше, то вспомнил бы, что сегодня день рождение ее кузена. И совсем не того, который казался на первый взгляд достойным.
Сириус предал семью, позорно сбежав из отчего дома. Рудольфус не был знаком с юнцом достаточно близко, но не мог не заметить, что Беллатриса переживала это событие близко к сердцу - ведь Сириус и с Гаем был знаком достаточно хорошо, и до поры до времени кузенов связывала вполне близкое общение, которое, к вящему сожалению Рудольфуса, до сих пор не прервалось окончательно.
Очевидно, волшебница видела в родственнике потенциал, и не хотела терять еще одного члена семьи, который мог бы принести куда большую пользу, если бы выбрал правильную сторону.
В понимании Рудольфуса, взращенного «заботой» отца, подобная родственная привязанность была несколько неблагоразумной. Сириус якшается с сомнительной компанией, и если Белла, все еще веря в возможность его «исправить», сболтнет что-нибудь лишнее, могут возникнуть проблемы.
Как уже говорилось выше, Лестрейндж полагал, что подобного не случиться, но сейчас, когда обстановка в стране накаляется, любая ошибка может стать роковой. Он нахмурился, слушая спокойные ответы жены, а оттого раздражаясь еще больше. Лавина эмоций, которую Дольф обычно столь мастерски держал под контролем, грозилась вырваться, несмотря на по сути совсем пустяковый повод, что станет пусковым механизмом.
Он выдохнул.
- Ты не успела, - ответил мужчина, глядя в глаза Беллатрисе. - Очевидно, сильно занята была?
Инцидент можно было считать исчерпанным — волшебница явно не была настроена на конфликт, и потому все еще можно было быстро и мирно разойтись.
Но Рудольфус с места не сдвинулся.
- Ты не поделишься, где была, что так увлеклась, и даже за временем не следила?
Внимательный взгляд мага изучал ее лицо. После Рудольф подался чуть вперед, упираясь локтями о ручки кресла, и слегка склонив голову.
- Времена сейчас неспокойные, - он продолжил. - И да, я начал немного волноваться.

+1

5

Беллатриса не сдержала ехидной усмешки. Это было даже забавно. Не знай она Рудольфуса настолько хорошо, она могла бы сказать, что супруг ревнует.
Вот только между ними уже давно было что-то вроде негласной договоренности. Они оба слишком гордые и слишком хорошо воспитаны, чтобы позволить себе такую слабость, как загулы на стороне. Посему, эту версию можно было сразу отметать. А Лестрейндж явно был не в настроении шутить и, так или иначе ему нужно было выплеснуть пар.
Белла же, пусть и была раздражена, все еще держала себя в руках.
- Ты не успела. Очевидно, сильно занята была? – Это прозвучало буквально как обвинение в ее адрес, но не вызвало ничего, кроме новой усмешки. Если ему нужно выговориться и сломать пару предметов мебели – она предоставит ему эту возможность. Тем более, что Гай должен уже спать и вряд ли застанет эту совсем мелкую ссору.
- Была. – Невозмутимо отозвалась Беллатриса, всматриваясь в глаза супруга и пристально следя за его реакцией. Самое важное – не перегнуть палку. Она, все же, не преследует цель избавиться от мужа.
- Ты не поделишься, где была, что так увлеклась, и даже за временем не следила? – На губах волшебницы все еще играла ехидная усмешка. Ну в точности допрос от ревнивого супруга.
- Я была с Сириусом. – Все так же невозмутимо отозвалась Блэк, закинув ногу на ногу и склонившись чуть вперед, практически копируя жест Рудольфуса. – Поздравила его с днем рождения.
- Времена сейчас неспокойные.  И да, я начал немного волноваться. – Сейчас уже она тихо рассмеялась в ответ, качая головой.
- Тебя волновало, что меня еще нет дома, что я с очередным зверьком Дамблдора или что я могла остаться ночевать у незнакомого тебе мужчины? – Хмыкнула волшебница, сощурившись. Она могла бы сказать, что занималась делами по приказу Темного Лорда и инцидент был бы исчерпан. Но, прожив столько лет бок о бок с Лестрейнджами, Белла поняла одну простую вещь: уход от конфликта не решает его, все мелочи продолжают скапливаться, пока в один прекрасный день не выльются в огромный скандал, который, к слову, может помешать работе.
Посему, Беллатриса старалась действовать умнее, более тонко – дробить ссоры при любой удобной возможности и сейчас, казалось, был именно такой момент. Безусловно, стоит ее мужу отступить, и они преспокойно пойдут спать, но он слишком горд для этого. Это соперничество добавляло красок в повседневный быт Пожирателей.
- В любом случае… Ты зря волнуешься. Я не предам ни Темного Лорда ни его последователей. Если Орден Феникса надеется подобраться к нам через нас с Сириусом – им придется очень постараться. И едва мой кузен почувствует, что его используют – он предаст их. Блэки не любят, когда их сажают на поводок.

+1

6

Слово за слово, клубок необратимости наматывался.
Рудольфус прекрасно понимал, что супруга не станет покорно терпеть все его выпады в свой адрес, и вспылит ли сама Беллатриса оставалось лишь вопросом времени. Весьма короткого времени.
Тем не менее, на вопрос Лестрейнджа волшебница ответила. Коротко, четко, прямолинейно, как делала это всегда. В отношениях супругов не было места лживости и лицемерию.
Преданные одной цели, Беллатриса и Рудольфус без труда находили общий язык. Так же без труда они его и теряли, и в какую именно сторону повернуться события в той или иной ситуации зависело уже от внешних обстоятельств.
На поле боя они работали всегда слаженно, не позволяя ни врагам, ни своим усомниться в их смертоносной силе, достигнутой в том числе и благодаря командной работе.
Дома же можно было не так строго держать себя в руках. Дома можно было дать волю тем эмоциям, что были вроде как неважны во время битвы с противником, но, в то же время, все равно никуда не девались.
Одной из таких эмоций было раздражение Рудольфуса из-за явной привязанности, которую Беллатриса демонстрировала по отношению к Сириусу.
Обычно Лестрейндж сдерживал себя, ибо не видел смысла выяснять отношения — как уже говорилось раньше, волшебник доверял жене, и знал, что она не предаст. Ни добровольно, ни под чьим либо воздействием — ни одна живая душа не заставит Беллатрису Лестрейндж не оправдать ожиданий их повелителя.
Но этот Блэк, будто кровавая червоточина, оставшаяся на семейном гобелене, ровно в том месте родословного древа, где Вальбуга его выжгла. Рана продолжала саднить, Рудольф это видел, потому обычно по возможности терпеливо относился к попыткам Беллатрисы изменить ход событий в свою пользу.
Обычно, но явно не сегодня.
- День рождение? Какая прелесть, - коротко ответил Рудольфус, сохраняя при этом совершенно невозмутимое выражение лица. Впрочем, раздражительность брала свое. Внезапно он встал, поправляя ворот рубахи, и делая несколько шагов в направлении окна. - Твоя вера в кузена достойна похвалы, милая Белла, - продолжил мужчина. В его голосе отчетливо слышались металлические нотки, а внешняя невозмутимость трещала по швам с каждым мгновением. - Разве Сириус незнакомый мне мужчина? Или по дороге домой ты планировала заглянуть еще к какому-то достопочтенному господину, но плохая погода испортила тебе все планы? Что ж, мне искренне жаль.
Рудольфус резко развернулся лицом к жене. Ярость клокотала, и сейчас пришлась бы очень кстати стычка с теми же шавками Дамблдора, пусть даже очень короткая. Появилось невыносимое желание подвесить незабвенного кузена на тяжелые цепи, за запястья, да прямо к ребристому потолку. А что, тоже воспитательная мера, пусть думает о своем поведении, раз уж его имя так часто стало мелькать в этом доме, а он все еще недостоин.
- А ты уверена, что знаешь этого конкретного Блэка, а, Белла? Ведь он уже успел предать свою семью однажды, что мешает ему снова сделать то же самое? - Рудольфус сощурился, приблизившись на несколько шагов к креслу, на котором сидела волшебница. - Откуда ты знаешь, что он уже сейчас тебя не использует, сговорившись с остальными прихвостнями выжившего из ума старика?

+1

7

Беллатриса не сдержалась и тихо рассмеялась, запрокидывая голову. Это становилось даже весело. Если Рудольфус и пытался вывести ее из себя – у него это не получалось. Слишком долго она слышит от всех, кого бы то ни было какой же Сириус непутевый и ей давно бы уже стоило избавиться от кузена.
А вот супруг явно был уже на грани. Женщина медленно поднялась, неторопливо подходя к мужу и стряхивая с его плеча невидимую пылинку. Она прекрасно знала, как его злит, когда жена не воспринимает его слова всерьез и с успехом этим пользовалась.
Столько лет вместе, и они оба все еще с легкостью ведутся на одни и те же приемы. Впрочем, наверное, это и есть семейный быт – давать друг другу то, чего не хватает в том числе и рычаги давления друг на друга.
И даже рождение и совместное воспитание ребенка не исправило того факта, кто они продолжают вот так по мелочам ругаться. Тихо и почти без последствий.
Белла состроила гримасу, пристально всматриваясь в его глаза и наигранно демонстрируя как монолог Руди тронул ее до глубины души. О, она уже предвкушала его злость.
- Вообще-то непогода как раз и была моей причиной заглянуть к некоему достопочтенному господину. Но вот распогодилось и пришлось возвращаться домой. – Хохотнула она, все еще едва касаясь груди супруга.
Все же, его слова о Сириусе достигли своего.
- Все просто, мой дорогой супруг. Я скажу тебе то же, что говорила и Темному Лорду. Я знаю Сириуса. И если он попытается навредить мне или моей семье – он умрет. Если его не смогу убить я – это сделаешь ты. А тебе для этого даже лишний повод не нужен. А потом ты разберешься и со мной если собачки Дамблдора или Темный Лорд не сделает этого раньше. – Совсем тихо проговорила она, полностью уверенная, впрочем, в том, что Рудольфус ее прекрасно слышит. – А теперь, если допрос окончен, я предлагаю пойти спать. Если нет – переходи к допросу с пристрастием потому, что я устала говорить всем одно и то же, так ты меня хотя бы развлечешь.

+1

8

В какой-то момент Рудольфус отчетливо увидел, что женушка над ним откровенно издевается. Пока он тут слюной исходит, Беллатриса продолжает белозубо улыбаться, наблюдая и ожидая дальнейшего развития событий.
Удивительно, как и после стольких лет совместной жизни оба не растеряли азарт, появляющийся в такие вот моменты. Когда хочется голыми руками задушить стоящую в непосредственной близости волшебницу, лишь бы больше не видеть издевки в этих пронзительных глазах.
- Ну что ж, давай развлечемся, - Лестрейндж с силой сжал локоть Беллы, заставляя отойти от окна и вернутся к креслу. - Присядешь? Ведь иначе от допроса с пристрастием не будет никакого толку.
Обычно, когда Пожиратели Смерти говорят о допросах своих жертв, речь идет совсем не о мягком кресле, и вполне себе уютной гостиной, где потрескивал огонь, в то время как за окном бушует непогода. Разумеется, вздумай сейчас Рудольфус утащит жену в подвал, и, следуя лучшим традициям синей бороды, заковать ее в кандалы, периодически наведываясь с очередной порцией пыток, все закончилось бы весьма плачевно.
Начнем, пожалуй, с того, что Беллатриса не дала бы себя так просто повязать. Она не за красивые глаза считается одной из самых сильных волшебниц в стройных рядах приспешника Темного Лорда. Более того, отличала ее также безжалостность и готовность истребить каждого, кто становиться у нее на пути. Даже собственного мужа.
В принципе, если следовать данной логике, миссис Лестрейндж ничего не стоило и дорогого кузена порешить. Но она выжидала. Она зачем то приходила к нему, иногда даже сына с собой прихватывая, и это бесило Рудольфуса больше всего.
Он привык, что, даже несмотря на внутресемейные разногласия, их «внешняя политика», если можно так выразиться, направлена в одну сторону. Но на сей раз любое взаимовыгодное согласие разбивается вдребезги о чисто блэковское упрямство.
Тем не менее, слова Беллы имели резон — она знала, что в случае возникновения опасности Сириус не жилец. И все равно продолжала вести свою игру, не задумываясь об опасности, и это уже больше походило на миссис Лестрейндж.
Иначе супруг уже начинал переживать, что трепетная любовь к кузену слишком сильно ослепила ее, заставляя забыть о на самом деле важных вещь. Как, например, война, в которую они оба с таким остервенением вступили уже много лет назад.
- Что предпочтешь? Мою строгую физиономию? Или просто получишь неимоверное удовольствие, глядя, как я тут брызжу слюной от злости? Ты неисправима, - внезапно понизив голос, словно боясь побеспокоить других обитателей того дома, продолжил Рудольфус. Он отошел на несколько шагов, взмахнув ладонью, а после запуская в противоположную стену бокал с недопитым огневиски. Да, пожалуй стремление не делать в этот раз много шума начинает терпеть крах. - Впрочем, как и я тоже, - в его голосе больше не было сдержанности. На губах играла издевательская усмешка. Мужчина вновь приблизился, глядя супруге прямо в глаза, и продолжая задавать риторические вопросы, словно раззадоривая ее, хотя и понимая, что едва ли это возымеет нужный эффект. - Зачем ты продолжаешь поддерживать с ним общение? Скажи правду.

+1

9

Очаровательно, она своего добилась. Лестрейндж в бешенстве и сейчас, кажется, готов буквально свернуть ей шею. Она даже не обратила внимания на то, что пальцы мужа с силой впились в локоть.
Белла опустилась в кресло, снова усмехаясь. О, теперь становится интереснее. Она закинула ногу на ногу, по-прежнему глядя на мужа совершенно спокойным взглядом. Он не способен причинить ей вред по такому пустяку, все разворачивающееся в гостиной действо – не более чем очередная игра. Игра, которая зачастую необходима им обоим.
Она снова тихо рассмеялась, всматриваясь в глаза Рудольфуса. Очаровательно. Пожалуй, только за то, что он продолжает поддерживать с ней подобны игры его стоило бы любить.
Вот только сама Беллатриса в подобном замечена не была. Привязанность – сколько угодно, пожалуй, супруг ей даже стал очень дорог. Но любила по-настоящему она, пожалуй, только сына.
И, захоти она посопротивляться по-настоящему, дражайший муж не отделался бы только выцарапанными глазами. Сейчас же она попросту не видела в нем угрозы и относилась ко всему происходящему как к очередной прихоти Лестрейнджей, с удовольствием поддерживая игру.
- Ох, ты же простишь меня, если я не буду умолять тебя остановиться и кричать, что ничего тебе скажу? – Рассмеялась женщина, склоняя голову набок. – Из меня не выходит жертва, уж извини. Но я с удовольствием посмотрю на твои попытки.
Она выпрямила спину, устроив руки на подлокотниках и всем своим видом показывая, что не боится ни грозного взгляда, ни вида стоящего перед ней волшебника. Ему придется очень постараться, если он действительно хочет ее напугать.
Белла отклонилась вперед, оказавшись почти вплотную к лицу супруга.
- Переходи сразу к Круциатусу, мне нечего тебе сказать на этот счет. Я общаюсь с Сириусом потому, что он мой кузен, потому, что я знаю его и потому, что он моя семья и потому, что он не представляет для нас никакой угрозы. – Невозмутимо отозвалась Белла, совершенно спокойно всматриваясь в глаза Рудольфуса. – Из него выйдет неплохой союзник. Что еще тебя интересует?
Он был прав – ей доставляло неимоверное удовольствие доводить мужа до белого каления, выбешивать его. Ведь злость – такая сильная эмоция.
На ее губах снова заиграла ехидная усмешка и она с почти сожалением проводила взглядом полетевший в стену бокал.
- Или у тебя найдется что-нибудь поинтереснее? Я с радостью выслушаю все твои предложения. – Поразительно, как за столько лет они все еще могут вот так друг друга поддеть. Семейная жизнь не скатилась в рутину и оба они с готовностью в жизнь друг друга новые краски, не руша при этом семью.

+2

10

Рудольфус нависал над супругой, продолжавшей спокойно сидеть в кресле, словно это не в ее гостиной сейчас вот вот разразится маленький, если можно назвать это так, скандал из-за ее слишком близкого ей кузена. Она просто продолжала издеваться. В такие моменты Рудольфусу гораздо больше хотелось просто свернуть ей шею, чем даже выбить белые ровные зубки, которыми супруга так очаровательно скалилась, потому что улыбкой это назвать не поворачивался язык. А уж про запах выпивки, источаемый миссис Лестрейндж стоило бы смолчать. Но Рудо не смог сдержаться:
- Интересно, насколько далеко ты готова зайти в своей слепой вере в то, что твой драгоценный кузен, якшающийся с шавками Дамблдора, может одуматься? Думаешь этот старый жук не проел ему весь мозг до проплешин о том, в первую очередь, какие "ужасные" вещи творишь ты сама? - елейным голосом, в контраст совершенно безумному взгляду поинтересовался волшебник. Самоконтроль медленно, по капле оставлял его. Она попросту выводила его из себя этим упрямством. Давно пора бы осознать, что Сириус - отрезаный ломоть. Признать, что он никогда не вернется к нормальному взгляду на жизнь только лишь от одного Блэковского упрямства, которое сейчас, надо сказать, портило кровь одному весьма конкретному лестрейнджу. Будь его воля - давно бы на клочки порезал это недоразумение из-за которого сегодня его благоверная явилась домой изрядно подпив и изрядно охамев.
- Меня интересует, когда ты наконец откроешь глаза на то, что толку из него уже не будет, - продолжал Лестрейндж, стискивая пальцами подлокотники кресла, - Меня интересует, какого Дьявола ты, наконец, позволяешь себе являться домой в таком состоянии, при этом почти ночью, как будто бы у тебя нет семьи и дома... Этот мальчишка абсолютно никчемен, раз не может увидеть дальше собственного носа и облизывает подметки предателям крови вроде Поттеров и Дамблдора... - раздраженно заметил Рудольфус, схватив жену за запястье. Казалось бы, руки у Беллы обманчиво нежные. Тонкие. Вот только мужу давно известно, как и что она способна этими руками сделать. И отнюдь не ласково. И все же... Ее наивность в вопросах кровного родства попросту поражала. И раздражала. Нет, ей давно пора осознать всю глупость этой затеи, - Здесь нечего ждать, Белла, он не образумится... И я настаиваю, что бы ты прекратила подобные посиделки допоздна... В конце концов, у тебя есть сын, который, наверняка, нуждался в твоем внимании гораздо больше, чем твой драгоценный кузен, вступивший в орден недожаренных куриц.

0

11

Беллатриса сощурилась, глядя в глаза супруга. Кажется сейчас он и впрямь задел ее за живое. Волшебница скосила взгляд на полупустую бутылку огневиски и качнула головой.
- «В таком состоянии»? Ты становишься параноиком, Лестрейндж. Я выпила пару бокалов вина в честь именинника. – Обманчиво мягко едва ли не промурчала она, не отстраняясь и, казалось вовсе замерев как каменное изваяние в кресле. До рукоприкладства в семье никогда не доходило, да и сама Белла отнюдь не из тех тихих мышек, которые будут позволять мужу колотить себя когда тем вздумается.
- Определись, что тебя беспокоит больше: ты ставишь под вопрос мою верность тебе, семье или Темному Лорду, Руди. – В этот раз уже прошипела женщина, а и без того темные глаза, казалось, вовсе почернели. – Не смей обвинять меня в том, что я плохая мать лишь потому, что я позволяю себе изредка выходить из дома по своим личным делам. Если ты хотел, чтобы твоя жена сидела дома с ребенком и не видела ничего, кроме твоей спальни и пеленок, то ты выбрал не ту женщину.
Она медленно поднялась, почти отстраняя супруга от кресла и снова сощурилась. Нет, пустых обвинений в свой адрес она не потерпит, особенно по таким мелочам.
- Сириус – моя забота. Если он присоединится, я буду рада, но в тот момент, когда он посмеет поднять палочку против моей семьи он умрет. Что еще ты хочешь от меня услышать? – Едва ли не по змеиному прошипела ведьма, не сводя с мужа взгляда.

0

12

Рудольфус вздернул бровь. О, Белла точно выпила больше двух бокалов, если усмотрела в его словах такой подтекст. Плохая мать, значит? Вот что беспокоит его супругу... Что ее назовут плохой матерью. В другое время Рудольфус бы посмеялся. Но женская логика, порой, выдает непредсказуемые выверты. Настолько, что он даже удивился, как она могла подумать, что он обвинит ее в таком? В чем угодно можно было обвинять Беллатрису, но только не в том, что она плохая мать.
- Судя по тому, какие выводы ты делаешь, ты явно меня не слышишь, Белла, - холодно произнес Лестрейндж, выпрямляясь и даже не думая отходить в сторону и пропускать супругу куда-либо, - А твои претензии по поводу определения верности, в которых ты ставишь меня и Темного Лорда в одну строчку либо должны мне польстить, либо насторожить, - фыркнул волшебник, - Расшифрую тебе, чтоб тебе были яснее мои слова, Белла... Хватит переливать воду из колодца дырявым решетом. Оно не способно удержать воды, - едко заметил Рудольфус, - ты тратишь время впустую. Я повторю еще раз. Мне интересно, когда ты поймешь эту простую истину: Сириус Блэк никогда не осознает, что встал не на ту сторону. Это все, что я хочу знать, - заявил мужчина, - Ты становишься подозрительной... Пойми, Сириус Блэк не только твоя забота. Он твой кузен. А ты моя жена, Белла. Это касается меня напрямую, - неприятно прищурившись и поджав губы сообщил волшебник, - И не надо усматривать во всем обвинения в том, что ты плохая мать... Я когда-нибудь говорил тебе это? Я когда-нибудь вынуждал тебя сидеть с пеленками и молчать? - ядовито поинтересовался Рудольфус, - Ты с кем-то путаешь меня, - Лестрейндж только после этого отступил на пару шагов назад, позволяя жене или пройти мимо, или опуститься обратно в кресло, - Я хочу, чтобы ты внимательно отнеслась к этому вопросу. Меня беспокоит то, что ты слишком рьяно защищаешь его. Несмотря на твои заявления о том, что ты легко можешь с ним разобраться, - подытожил Рудольфус, хмурясь.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (2016-08-20 14:08:40)

0


Вы здесь » Marauders: Flores Bellum » Флешбек » Сделка с дьяволом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC